Сергей Голлербах. «Золотая пара»

В истории современного искусства мы находим много биографий известных художников-модернистов, творческий путь которых начинался в бедности и непризнании их замыслов и целей. Признание пришло к ним позже, для некоторых после их смерти. Вспомним Ван Гога и Модильяни. Жизнь богемы всегда полна трудностей, где бы она ни проходила. Известный художественный критик, ныне покойный Джон Канадей, писавший рецензии для газеты Нью-Йорк Таймс, заметил как-то, что всякое новое искусство рождается обычно в подполье. В показанной недавно телевизионной программе о жизни и творчестве знаменитого американского художника-абстракциониста Джексона Поллока сказано было, что его и его друзей-художников связывали абстрактная живопись, увлечение психоанализом, алкоголизм и самоубийства. Действительно, самоубийством покончили такие известные художники как Франц Клайн, Марк Ротко, Аршиль Горки и, как полагают, Джексон Поллок, в пьяном состоянии гнавший машину с предельной скоростью, видимо желая разбиться. Такова обратная сторона победного марша американской абстрактной живописи середины двадцатого века.

Однако, бывают и счастливые исключения. Будущий известный художник или художница могут родиться в богатой семье, учиться в лучших школах и, главное, оказаться подходящим человеком в данный отрезок времени и на правильном месте. Об одной такой счастливой судьбе и пойдёт здесь речь.

Скончавшаяся 27 декабря 2011 года американская художница-абстракционистка Хелен Франкенталер родилась 12 декабря 1928 года в семье Верховного судьи штата Нью-Йорк Альфреда Франкенталлера. Мать её была эмигранткой из Германии. Младшая из трёх дочерей, Хелен не знала бедности. Она училась в престижной нью-йоркской частной школе Далтон Скул, где класс по искусству вёл известный мексиканский художник Руфино Тамайо, один из славной плеяды мастеров мексиканского ренессанса двадцатого века. Закончив школу, она поступила в прогрессивный колледж Беннингтон, где преподавал Эрих Фромм, психоаналитик, бежавший из нацистской Германии. Его книга «Боязнь свободы» оказала сильное влияние на прогрессивную американскую молодёжь. Хелен Франкенталер, таким образом, попала в среду либеральной американской интеллигенции, во многом сформировавшей её характер и её взгляды.

В художественный мир Нью-Йорка Хелен Франкенталер вошла благодаря знакомству с влиятельным художественным критиком Клементом Гринбергом. Он познакомил её с такими художниками, как Джексон Поллонк, Виллем и Элен де Кунинг и Франц Клайн. С Гринбергом у неё состоялась связь, длившаяся пять лет. Он устроил ей персональную выставку в престижной галерее Тибор де Наджи в 1951 году, когда ей было всего двадцать три года. В течение нескольких лет Хелен Франкенталер путешествовала по Европе, изучая старых мастеров и искусство итальянского кватроченто. В 1958 году она вышла замуж известного художника-абстракциониста Роберта Мотеруэлла, тоже человека из богатой семьи. Длительное свадебное путешествие прошло у них в Испании и во Франции. В то время, как большинство начинающих художников-модернистов жило в районе богемы, Гринвич Вилледж, «золотая пара», как их стали называть менее удачливые коллеги, сняла дом на фешенебельной восточной стороне Манхеттена на 94-ой улице. Там они устраивали большие приёмы. Когда в Нью-Йорк прибыл известный английский скульптор Энтони Каро, Хелен и её муж пригласили сто гостей. В её доме бывала известная киноактриса Хэди Ламарр и скульптор Дэвид Смит. Известно было, что художница очень любила танцевать. Вместе с мужем она бывала на приёмах в Белом доме в Вашингтоне. Большая ретроспективная выставка работ Хелен Франкенталер состоялась в Европейском музее в Нью-Йорке в 1960 году, за ней последовала выставка в музее Уитни, посвящённом исключительно американскому искусству. Её место в пантеоне американского модернизма было этим закреплено. Что же представляет собой живопись Хелен Франкенталлер?

Если критик Клемент Гринберг создал понятие «пост-живописная абстракция» (так он называл полотна Джексона Поллока и многих других), то Хелен Франкенталер принадлежит понятие «живопись цветовых плоскостей» (Color-Field Painting). Созданная ею техника заключалась в следующем: разбавив масляную краску скипидаром, она лила её на не загрунтованный холст, создавая цветовые пятна.

Технику Джексона Поллока, употреблявшего эмалевые краски, она считала неправильной, так как она всё же создаёт ощущение глубины, то есть иллюзорности, которая не должна быть в абстрактной картине. Вспоминая своё детство, она говорила, что маленькой девочкой она любила лить лак для ногтей в умывальник, наблюдая, как растекаются по нему потоки краски. Такое замечание может показаться смешным, но существует мнение, что впечатления, полученные в детстве, во многом предопределяют мироощущение человека. Так или иначе, формальные эксперименты Хелен Франкенталер повлияли на художников Морриса Льюйса и Кеннета Ноланда, продолживших эту технику и составивших себе имя в американском искусстве.

Большинство полотен художницы создавались на базе её ощущения ландшафта, воздуха и воды. В них преобладают синеватые, зеленоватые и розоватые тона. Далеко не все критики считали полотна Хелен Франкенталер значительными произведениями искусства, находя в них известную сентиментальность. Однако, никто не отрицает значение её новаторской техники и её влияние на других художников-абстракционистов.

В заключение можно снова коснуться вопроса, каково значение современной абстрактной живописи в истории всего западного искусства? Можно ли считать её прогрессом, носительницей духовных ценностей, в то время как реалистическая и, следовательно, материалистическая живопись уходит на задний план? Пикассо сказал как-то, что в искусстве нет прогресса. Мне кажется он прав. Однако, с течением времени меняются вкусы и требования, возникают моды, забывается старое и возникает новое. Заслугу абстрактной живописи мы можем видеть в том, что она вернула искусство к первоисточникам нашего восприятия окружающего мира, к цвету и форме, не «обременённым» изображениями действий или событий, то есть «литературщиной». С другой стороны, картины с содержанием спокон веков были источником информации для неграмотных масс предыдущих веков. В итоге и форма и содержание имеют свои функции, которые нужны человечеству. Как бы мы не оценивали творчество Хелен Франкенталер, оно является частью этих функций.

Сергей Львович Голлербах, март 2012 года.

Метки: , , , ,
Рубрика: Колонка искусствоведа
Дата публикации:

Всего просмотров страницы: 2 538

  • Facebook
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Digg
  • LiveJournal
  • Мой Мир
  • Одноклассники
  • Blogger
  • Google Buzz
  • Twitter