Сергей Голлербах. «Искусство из вторых рук»

В течении всей истории своего существования человек изображал окружающий его мир, а также мир, им воображаемый. Он рисовал силуэты животных на стенах пещер, высекал из камня и мрамора фигуры людей, животных, богов и богинь, злых и добрых духов. Терракота, бронза, мозаика, фрески, живопись яичной темперой и маслом — вот великолепный путь изобразительного искусства всех времён и народов. Он продолжается и по сей день.

В начале двадцатого века в нём появились, однако, совсем другие тенденции. До них изобразительное искусство было результатом прямого, непосредственного наблюдения человеком природы, её флоры и фауны. Даже в тех случаях, когда изображался другой мир, то и он представлен был образами из реального мира. Никаких «посредников» не существовало. Они появились только в двадцатом века. Кто же они? Это — изделия современной техники, которые используются художниками для создания новых образов без применения кисти, красок или резца. Создались новые способы изображения, именуемые коллаж и «обжэ трувэ» (найденные предметы). Они, в свою очередь, родили многогранное течение поп-арт. Слово «коллаж» происходит от французского слова colle (клей). Большим мастером коллажа считается немецкий художник Курт Швиттерс. Он наклеивал куски газеты, трамвайные билеты, картон разных цветов и создавал композиции, в которых фактура и цвет их заменял краски. Эти наклейки были фабричного изготовления, сделанные машинами и руками других людей и поэтому, мне кажется, коллаж можно назвать «искусством из вторых рук». Ещё дальше пошёл французский художник-дадаист Марсель Дюшан. Он выставил керамический писсуар из мужской уборной, назвав его «фонтаном». Конечно, это было дадаистическим озорством, — «пощёчиной общественному вкусу», но «найденные предметы» появляются в современном искусстве до сих пор — включая битую посуду у американского художника Джулиана Шнабеля и маленькие модели самолётов, приклеенные к полотну в работах англичанина Малькома Морли. Таким образом, многие произведения современного искусства созданы хотя бы наполовину «другими руками».

Наконец, поп-арт. Крупнейшим представителем этого течения считается американский Энди Уорхол. Коммерческий график по профессии, он взял изображение консервной банки супа «Кэмпбелл» и представил её образ как образ нового, окружающего нас мира. Не пейзаж, не люди и животные, а коммерческие продукты и изделия составляют этот «новый, бравый мир» современного человека. Известны также серии фотографий Мэрилин Монро и Мао Цзэдуна, которые Уорхол буквально раскрасил в разные яркие цвета, придав им какой-то нарочито искусственный вид. Этим подчёркивается их дешёвая популярность, но они одновременно и бездушны, мертвенны.

Мертвенным искусством «из вторых рук» можно назвать скульптуры из сплющенных кузовов автомобилей, кирпича, железного лома, а также всякого рода фабричных изделий. Мне запомнилась одна инсталляция художника Нам Джун Пайка: на полу галереи стоит маленький телевизор, в котором идут последние новости или какой-то фильм. Напротив телевизора — небольшая статуэтка Будды, созерцающего идущую программу. Такое искусство построено исключительно на замысле художника, часто оригинальным, вызывающим, иногда анекдотическим и вульгарным. Можно ли такое искусство брать всерьёз? Да, нужно или, пожалуй, приходится. Оно отображает современную действительность, она окружает нас, всё больше вытесняя природу, она стала нашей фауной. Конечно, далеко не для всех, но отмахиваться от неё и морщить нос мы не должны.

Для меня лично особое место среди художников поп-арт занимает американец Рой Лихтенштейн. Он пошёл дальше всех, используя маленькие рисунки других художников из серий «комикс», проецируя их в большом увеличении на полотно. Он придавал им монументальность, как бы говоря: вот как на самом деле выглядит наша жизнь в своей траги-комической сущности. Поразительно то, что ни один первоначальный художник не обвинил Лихтенштейна в плагиате. Некоторые даже были польщены тем, что он использовал их рисунки для своих монументальных полотен.

Не хочу порочить имя покойного художника, назвав его творческим паразитом, но вопрос о том, в какой мере художники могут пользоваться творчеством своих коллег остаётся актуальным. Этические требования со временем менялись. В эпоху Возрождения художники заимствовали друг у друга эффектные позы, не говоря уже о сюжетах из Священного Писания и мифологии. Но бывало и другое: мой ныне покойный друг Юрий Павлович Крыжицкий, внук пейзажиста Крыжицкого, сказал мне, что дед его покончил собой, когда его обвинили в том, что он списал дуб с картины какого-то другого художника. Честь стоила дорого в царской России. Проигравшиеся в карты офицеры тоже кончали собой, когда не могли заплатить долг. Конечно, и сейчас существуют законы о плагиате, но в области искусства картина, видимо, довольно сложная. Как же оценить большие увеличения маленьких рисунков «комикс»? Они, действительно, производят другое впечатление, чем их маленькие оригиналы, созданные другими художниками. Полотна Лихтенштейна впечатляют своей мертвенной монументальностью. В этом их сила, созданная замыслом художника. Всё же это «искусство из вторых рук». Женщины, имеющие профессию и занятые весь день на работе, не имеют времени готовить еду. Они ходят в рестораны или покупают уже приготовленные блюда, которые надо только подогреть. Правда, домашний ужин, приготовленный хорошей хозяйкой, ценится выше самых вкусных блюд в хорошем ресторане хотя бы уже потому, что в приготовлении домашней еды участвовала любовь, душа хозяйки. В какой-то мере это относится и к искусству, создаваемому прямым контактом человека с живой природой, без посредников, без «вторых рук».

Сергей Львович Голлербах, январь 2012 года.

Метки: , , , ,
Рубрика: Колонка искусствоведа
Дата публикации:

Всего просмотров страницы: 2 084

  • Facebook
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Digg
  • LiveJournal
  • Мой Мир
  • Одноклассники
  • Blogger
  • Google Buzz
  • Twitter