Сергей Голлербах. «Возвращение домой»

Вернуться в Россию своим творчеством было мечтой всех русских эмигрантов, выброшенных волею судеб за пределы их родины. Для первой волны эмиграции поводом послужила Октябрьская революция, для второй – Вторая мировая война, оккупация немецкими войсками большой территории России, Белоруссии и Украины, насильственный вывоз людей на работу в Германию и, наконец, отход населения оккупированных областей на Запад, вызванный страхом репрессий со стороны советской власти за то, что они оказались во вражеском стане, хотя и не по своей воле.

Первой эмиграции повезло, имена писателей, поэтов, художников были известны потому, что их творческая деятельность началась ещё до революции, они уже имели имя. То, что они эмигрировали на Запад, молодому поколению советских людей не было известно. Я, например, знал, что такое «Мир искусства», знал имена Александра Бенуа, Льва Бакста, Мстислава Добужинского и многих других. Но я думал, что они все уже давно умерли. Они же были живы и работали в разных европейских странах и в Америке. Положение людей второй волны эмиграции оказалось более сложным, особенно для молодёжи. Им пришлось начинать свою творческую жизнь на Западе, хотя душой своей они оставались русскими людьми. Им всем хотелось, чтобы их творчество когда-нибудь вернулось в Россию.

Долгое время надежд на это было мало. Советский союз, казалось им, просуществует ещё долгие годы и свободной от коммунизма России им не увидеть. Очень многим так и не удалось дожить до развала Советского союза. Другим повезло, их книги печатаются в России, картины находятся в русских музеях. Иногда это происходит и после смерти писателя или художника и остаётся только воскликнуть – как был бы он рад, если бы знал, что его творчество вернулось домой, на его родину! Об одном таком счастливом случае я хочу рассказать.

Этого художника звали Вячеслав Владимирович Иляхинский. Он родился в 1925 году в городе Таганроге в семье врача. Во время немецкой оккупации семья была вывезена немцами в Германию, где доктор Иляхинский и остался после войны и затем с семьёй эмигрировал в Соединённые Штаты, поселившись в Нью-Йорке. Здесь, в Нью-Йорке, я с ними и познакомился.

В 1951 году я поселился в доме номер 16 на 109-ой улице в Манхэттене, части Нью-Йорка. В этом доме уже жило несколько русских семей. Так, на пятом этаже была квартира православного священника отца Александра Киселёва, а напротив, на той же площадке были ещё две квартиры. В одной поселился я, в другой уже жил доктор Владимир Михайлович Иляхинский с супругой Анной Сергеевной и двумя взрослыми детьми, дочерью Ириной и сыном Вячеславом, или Славой, как называли его все близкие. Я узнал, что он, как и я, начинающий художник и мы быстро подружились. Жить на продажу своих картин мы не могли, не найдя ещё «своего лица» и нам поначалу пришлось заниматься физическим трудом, что было обычной историей для большинства эмигрантов моего поколения. Несколько лет и Слава и я занимались шелкографией, то есть печатали рисунки на текстиле. Затем стали искать другие вспомогательные профессии для заработка на жизнь. Некоторые из моих друзей стали членами профсоюза работников сцены и занимались исполнением театральных декораций. Кое-кто занялся коммерческой графикой, а другие избрали трудную и ответственную профессию реставратора картин. Этим путём пошёл Слава Иляхинский и достиг в этой области больших успехов.

Он открыл в Нью-Йорке собственную мастерскую и получал заказы от галерей и музеев. Ему поручали реставрировать картины старых мастеров, включая одно полотно Рембрандта. Специальностью его был процесс «рилайнинг», то есть перенос всей картины, её слоя краски, на новое полотно. Эту ответственную работу он совмещал с работой для себя, со своими творческими поисками. Из биографии Славы Иляхинского мы узнаём, что большие художественные способности появились у него в ранней юности.

Он учился в средней художественной школе в Ростове-на-Дону и получил третий приз на всесоюзной выставке юных дарований, когда ему было четырнадцать лет. Война прервала его художественное образование, но после её окончания, будучи в Германии, он поступил в Академию художеств в городе Штутгарте и учился у известного немецкого художника-модерниста Вилли Баумейстера. Этот профессор открыл Славе мир современного западного искусства и направил молодого художника на путь абстракции. Интерес к ней был заложен в нём ещё с юности, хотя в Советском союзе развить её возможности не было.

«Искусство для искусства» и формализм считались пороком. Надо сказать, что и для широкой публики абстрактная живопись воспринимается как нечто противоположное реалистической. На самом деле это всего лишь другой аспект реальности. В абстрактной живописи действуют те же законы гармонии и контраста напряжения и динамики, что и в самом реалистическом произведении искусства. Нахождению и претворению на полотне этих основных принципов и посвятил своё творчество Cлава или Сэм Иляхинский. Он участвовал во многих групповых выставках и картины его были отмечены художественными критиками газеты Нью-Йорк Таймс. Большая персональная выставка художника состоялась в 2000 году в Художественном центре университета Адельфи в городе Гарден Сити, неподалёку от городка Си Клифф, где у Славы был свой дом и мастерская.

Художественный критик газеты Хелен Харрисон пишет следующее: «В двух выставленных здесь сериях, одна под названием «Взаимодействия», другая «Увиденное» (перевод с английского мой, С.Г.) Сэм Иляхинский показывает свою принадлежность к эстетическими традициям Василия Кандинского, выдающегося и влиятельного художника-модерниста. Мало кто в наше время продолжает эту традицию с таким успехом». Мы видим, таким образом, что художник, творчески созревший вне родины, сохранил в себе традиции русского модернизма.

После тяжёлой болезни Вячеслав Владимирович Иляхинский скончался в 2002 году. До последних своих дней он продолжал работать в своей мастерской, а в 2006 году, усилиями его вдовы Екатерины Борисовны, открыта была большая ретроспективная выставка его работ в его родном городе Таганроге. Министерство культуры Ростовской области выразило Екатерине Борисовне благодарность за её дар Художественному музею Таганрога 37 полотен мужа под общим названием «Гармония и контраст», их и искал в своём творчестве Слава Иляхинский.

Таганрог известен всем как город, в котором родился Антон Павлович Чехов. К его имени прибавилось ещё имя русского художника-эмигранта Вячеслава Владимировича Иляхинского. Он, хотя и посмертно, вернулся домой своим творчеством.

Сергей Львович Голлербах, ноябрь 2011 года.

Метки: , , , ,
Рубрика: Колонка искусствоведа
Дата публикации:

Всего просмотров страницы: 2 313

  • Facebook
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Digg
  • LiveJournal
  • Мой Мир
  • Одноклассники
  • Blogger
  • Google Buzz
  • Twitter