Сергей Голлербах. «Беспредметное и концептуальное искусства»

В начале шестидесятых годов я работка как дизайнер в одном небольшом художественном ателье в Нью-Йорке. В те времена не было ни электронной почты, ни факсов и существовали только посыльные, переносившие бумаги, фотографии, фотостаты и всякие другие материалы из одного здания в другое. Посыльными были, обычно, люди, не имевшие какой-либо профессии и даже умственно немного отсталые.

Мне запомнился один случай. Принеся нам какие-то фотостаты, посыльный, человек уже не молодой, разговорился с нами об искусстве. «Я понимаю теперь, почему сейчас появилось так называемое беспредметное искусство» — сказал он нам. «Вот вам пример: у меня стиральная машина и я хочу постирать бельё. Кладу в неё рубашки, полотенца, носовые платки и их хорошо видно, каждую вещь по отдельности. А потом запускаю машину и бельё в ней вертится. И я вижу только какую-то вертящуюся массу, да и то смутно. Вот так и в искусстве. Темпы нашей жизни всё ускоряются и поэтому вещи мы больше уже не видим так ясно и отчётливо, как раньше, когда жизнь была спокойной и неторопливой».

Мы, конечно, в душе посмеялись на этой теорией доморощенного философа искусства. Всё же, мы почувствовали в ней какую-то абсурдную правду. Действительно, у людей всё меньше и меньше времени для спокойного созерцания природы и это не может не отразиться в какой-то мере и на искусстве. Кстати, модный сейчас фотореализм, на первый взгляд полная противоположность абстрактной живописи, тоже имеет отношение к быстрому темпу современной жизни. Нажатие кнопки на фотоаппарате даёт человеку детальное изображение действительности. Художнику остаётся только скопировать её. Тщательное изучение и отбор теряет своё значение. Конечно, не все фотореалисты слепые копировщики снимка, но в принципе они сокращают себе время работы. Картины, над которыми живописцы работают годами, почти перестали существовать.

Что же касается концептуального искусства, то оно основано на человеческом воображении. А это качество человеческой натуры существовало спокон веков. В детстве тряпичная кукла-матрёшка была для девочки живым ребёнком. Палочка с лошадиной головкой для мальчика была олицетворение быстроногого коня и так далее. Даже миниатюрные реалистические макеты кораблей, поездов, оловянные солдатики предполагают увеличение их размера в человеческом воображении…

В современном искусстве голая стена под названием «пейзаж» обращена к свободному воображению зрителя. Но и это в какой-то степени «облегчает» работу художника. Каково же будущее искусства в нашей всё ускоряющейся жизни? Время покажет… Думается, однако, что всякое действие вызывает противодействие так же, как всякому предмету массового, машинного производства противопоставляется предмет ручного изделия как нечто более ценное, так и в искусстве наступит, я уверен, возврат к более «медленному» восприятию окружающего нас мира. Интересно тут отметить, что та же абстрактная или беспредметная живопись требует, по мнению современных искусствоведов, длительного созерцания. Оно необходимо для понимания данного произведения. Таким образом, обязанность созерцания перешла от художника к зрителю. Согласно математическому закону от перестановки слагаемых сумма не меняется. Существует и другая аксиома: если равны половины, то равна и сумма. Полуживой равен полумёртвому, и, следовательно, живой равен мёртвому. Так шутили мы в школе, развивая наше критическое мышление.

В заключение можно только сказать, что как жизнь, так и изобразительное искусство представляют собой множество сложнейших процессов, часто предсказуемых, но часто недоступных нашему пониманию. Нам остаётся лишь наблюдать и делать временные выводы в границах нашего понимания.

Сергей Львович Голлербах

Метки: , , , ,
Рубрика: Колонка искусствоведа
Дата публикации:

Всего просмотров страницы: 3 791

  • Facebook
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Digg
  • LiveJournal
  • Мой Мир
  • Одноклассники
  • Blogger
  • Google Buzz
  • Twitter