Ольга Тенякова. «Письма из Старого Света»

Ты спрашиваешь, как проходят мои европейские каникулы, удалось ли мне найти то, что я искала? И да, и нет...

Знаешь, побродив по каменным мостовым Европы, я поняла, насколько сложный, многогранный и красивый это мир. Современный мир на прочном основании Старого Света. Так срубленное под корень вековое дерево даёт росток, который сможет начать новую жизнь. Новая сила наполняет улицы, новые ритмы толкают вперёд молодых и уверенных в себе, новые звуки, новые традиции... На тех же улицах, под теми же крышами, за теми же оградами... Вроде бы она здесь, эта вековая история, а вроде бы её и нет вовсе — исчезает, растворяется в сиянии ночных огней, вспышках фотоаппаратов и мерцании витрин.

Надо только по-пристальнее всмотреться и увидишь, как многослойна природа этой жизни, как красиво и гармонично переплетены элементы прошлого и настоящего: мимолетные взгляды прохожих, яркие краски уличных вывесок, болезненно красивое небо и — внезапно — узор чугунной ограды, уголок крыши, вековые камни мостовой... Так игриво, будто случайно, город роняет покрывало современных дней, обнажая свои тайны.

Какой именно город? В свете этого нового знания, моего нового личного «открытия», уже не важно Париж ли это, Кёльн, Санкт Петербург, Амстердам или Стокгольм — это общая загадка Старого Света, которая позволяет смотреть сквозь слои времени и видеть жизнь во всей её многогранности и глубине. И, как Алиса в Стране Чудес, я хожу по узким улицам старых городов, разглядывая этот разноцветный калейдоскоп, ловя чеширскую улыбку эпохи. Исчезающей... Или все-таки появляющейся?

P.S.: Вот несколько фотографий из моих недавних прогулок по Амстердаму и Стокгольму. Надеюсь, что тебе тоже понравится эта новая игра отражений.

Ольга Тенякова

P.P.S. Информацию об Ольге Теняковой, а так же другие её работы вы можете посмотреть в галерее «Арт Владивосток» в разделах: живопись, графика, компьютерная графика.

Сергей Голлербах. «Размышления о Шуме»

В нашу жизнь вошёл Шум. Пишу это слово с большой буквы, подобно тому, как мы пишем Добро и Зло. Наша современная цивилизация создала нечто, далеко выходящее за рамки тех звуков жизни, которые сопровождали человека с самых истоков его существования. То были голоса людей и животных, пение птиц, шум морского прибоя, а также грозы, ветры, извержения вулканов. Все они составляли живой, естественный звуковой фон жизни. подробно

Ирина Ненаживина. «Живопись. Часть 3»

Наконец-то, всех можно поздравить с весной. Совсем-совсем скоро вокруг появятся яркие цвета, всё растает и зацветёт. А потом на нас обрушится лето.

Ирине Ненаживиной, как никому, удается передать наш приморский зной. Её композиции переполнены ощущением жара, они контрастные и густые. В то же время лаконичные, как бы, знаки природы: гор, моря, деревьев.

Мы предвкушаем это новое лето, оно совсем скоро!

Координаторы проекта «Арт Владивосток»

P.S. Информацию о Ненаживиной Ирине, а так же другие ее работы вы можете посмотреть в галерее «Арт Владивосток» в разделе: живопись.

«Печатная графика. Красноярск». Часть 2

Рады представить вам вторую часть графических работ с летней выставки «Сибирь недальний восток», которая проходила в залах Приморской организации ВТОО «Союз художников России» в августе 2009 года. Многие работы, представленные на сайте, не вошли в экспозицию выставки, поэтому вы имеете уникальную возможность увидеть их у нас.

Координаторы проекта «Арт Владивосток»

P.S. Спасибо всем красноярским и приморским художникам, участвовавшим в этом грандиозном проекте!

Игорь (Sinus) Соколов. «Австралия. Часть 2»

Пейзажи

Продолжаем серию выставок фотографий Игоря Соколова из его путешествия по Австралии. Часть вторая посвящена пейзажам этого континента.

Персональный сайт Игоря Соколова: sinus.vl.ru

«Уровень моря» как отметка к действию. Групповой проект приморских художников-нонконформистов

В 2009 году Санкт-Петербургский центр «Пушкинская-10» отмечал свое двадцатилетие. Деятели независимого искусства, объединенные в профессиональный творческий союз Товарищество «Свободная Культура», решили отметить эту дату, организовав международный фестиваль независимого искусства, который назвался «Уровень Моря».

Метафора «Уровень Моря», объединяющая приморские культуры, стала ключевой в концепции этого фестиваля. Такое объединение не случайно. Древние цивилизации, с их богатой культурой и искусством, существовали именно в диалоге с морем. Приливы и отливы определяли ритм жизни людей, от моря зависели их благополучие и благосостояние. Только средний — оптимальный — уровень моря гарантировал непрерывное развитие культуры и цивилизации. Древние законы имеют силу и в новое время.

Фестиваль проходил в Петербургском Центральном Выставочном зале «Манеж», где были представлены все виды современного искусства: живопись, печатная и цифровая графика, скульптура, инсталляция, видео-арт, фотография, перформанс, музыка.

Нам очень приятно, что в фестивале принимали участие художники-нонконформисты из Владивостока. Подобно возникновению Арт-Центра «Пушкинская-10» в Санкт-Петербурге, создание коллекции музея современного искусства «АртЭтаж» на основе произведений приморских нонконформистов во Владивостоке происходило 20 лет назад (официальная дата создания музея более поздняя — 12 апреля 1990 года).

В целом, Арт-Центр «Пушкинская-10» и музей нонконформистского искусства представляли концепцию организации фестиваля в петербургской системе координат. На уровне мирового океана четыре вектора, исходящих из нулевой отметки Уровня Моря на Кронштадском футштоке: Белое море (г.Архангельск), Черное и Средиземное моря (г. Одесса, Украина, Греция, Израиль, Италия), Тихий океан (г.Владивосток, Япония, США), Балтийское и Северное моря (г.Калиниград, Финляндия, Эстония, Литва, Латвия, Польша, Дания, Германия, Нидерланды).

«Уровень моря» как отметка к действию, несомненно, нас волнует, дает возможность выйти за пределы ограниченного, заглянуть за горизонты. Что бы ни говорили, природа, а в данном случае берега и независимое искусство нас всех объединяют.
А. Городний, директор музея современного искусства «Артэтаж»

Открытие выставки

Приморская экспозиция

Сергей Львович Голлербах

Сергей Голлербах

Сергей Голлербах

Живописец, график, художественный критик, эссеист Сергей Голлербах родился в 1923 году в Детском Селе (ранее — Царское Село, позднее — Пушкин). В 1942-м, во время немецкой оккупации, был вывезен на работы в Германию, в 1945-м — освобожден американскими войсками. С 1946-го по 1949-й учился в мюнхенской Академии художеств, затем — в нью-йоркской школе Лиги художников-студентов (Art Students League).

Живет в Нью-Йорке, является действительным членом американской Национальной Академии художеств, почетным президентом Американского общества акварелистов, профессором живописи, членом разных художественных обществ и корпорации нью-йоркского «Нового журнала» (The New Review), лауреатом многих профессиональных наград и премий, автором большого числа книг и статей в зарубежной и российской периодике.

Живопись и графика Сергея Голлербаха находятся во многих американских, европейских и российских коллекциях и музеях, в том числе в Государственном Русском музее, Государственной Третьяковской галерее, музее Российской Академии художеств, Воронежском художественном музее.

Метки:
Рубрика: Колонка искусствоведа | Комментарии закрыты
Дата публикации:

Сергей Голлербах. «Не так страшен формализм, как его малюют»

Формализм кому из русских художников не знакомо было это слово, которым в советское время клеймили все художественные произведения, выходившие за рамки социалистического реализма. Что такое соцреализм очень остроумно определил ныне покойный поэт Иван Елагин: «Для того социалистический и существует реализм, чтоб не реалистически изображать социализм». К счастью, те времена ушли в историю, но формализм, однако, остался по той простой причине, что в той или иной форме он давно уже существовал. Только его называли по-другому — «искусство для искусства». подробно

Евгений и Оксана Осиповы. «Зимний Владивосток»

Владивосток удивительный и уникальный город, второго такого нет в России. Его задворки, забардаченные пространства между домами, высокие виды из окон квартир на высоких последних этажах, конечно, интересней центральных улиц, туристических маршрутов. В эти квартиры вас никогда не пустят, дворы тоже запрятаны в ткани города, иногда, и для нас, жителей города. Так, наверное, во всех городах, этим они и заманивают туристов и не отпускают аборигенов. В работах Евгении и Оксаны Осиповых Владивосток приоткрывается, через них можно почувствовать его атмосферу, вспомнить, узнать что-то знакомое, или соблазниться, захотеть увидеть его наяву.

Координаторы проекта «Арт Владивосток»

P.S. Информацию о Евгении и Оксане Осиповых, а так же другие их работы вы можете посмотреть в галерее «Арт Владивосток» в разделах «графика», «живопись».

«Печатная графика. Красноярск». Часть 1

Часть 1

В августе 2009 года во Владивостоке в зале Приморской организации ВТОО «Союз художников России» прошла выставка красноярских художников под названием «Сибирь недальний восток». На ней было много всего интересного. Сейчас мы имеем возможность еще раз увидеть графические работы с этой выставки. С удовольствием представляем вам первую часть работ и беседу с куратором выставки Сергеем Форостовским.

Важно ли для художника профессиональное образование? Где нужно учиться?

Я думаю, что важно. На самом деле важно, а уж потом в твоих силах и в твоей компетенции остается, ты будешь работать в рамке школы либо откажешься от школы.

И школа нужна?

Школа 100% нужна. Потому, что это и кругозор, потому что это свобода.

А где нужно учиться? Потому, что, например, многие считают, что академическая школа она из тебя, что называется, выхолаживает все живое, есть такое?

Да, она вытравливает все живое.

Но это надо пройти?

Да, если ты природный художник, ты вытравишь потом из себя академическое. Но академическое это не есть плохо, то есть сам каждый для себя решает он будет потом в русле академизма работать или не будет. Если он первоначально художник внутри, он пройдет академизм…

Прорастет что-то, да?

Да, и пойдёт дальше, и будет искать свою дорогу, будет искать свой собственный путь. Другое дело, каждый сам для себя определяет качество и количество образования. Либо оно во времени растягивается, либо некоторым во времени не нужно столько сил и энергии тратить они гораздо быстрее форсирует этот путь, академический. Я, например, прошел весь академический путь, от самых низов до аспирантуры, все закончил и мне, на самом деле, стоило большого труда отойти от академизма. Но, тем не менее, я все это сделал. Но я мог и оказаться в русле академизма, тоже это бы мне не помешало. Поэтому вот эти вот разговоры «нужно ли художнику базовое образование или не нужно», я утверждаю еще раз, что оно нужно.

Ну, мы так тоже вообще-то думаем.

Такой же вопрос можно было бы задать Ростроповичу, и спросить у него – вам нужна была школа или нет, или вы бы остались на уровне любителя? В этом есть свой драйв, ты кайфуешь, ты можешь плавать по течениям, то тебя туда занесет, то сюда занесет, но при этом ты анализу подвергать не будешь то, что ты делаешь.

Это более такой высокий уровень, более глубокий… Существуют какие-то профессиональные критерии…

Конечно, как «Отче наш».
Вот это как раз проблема востока и запада, я много сейчас живу в Германии и там, на самом деле, очень слабая школа рисовальная, об академической я вообще молчу, последние 15-20 лет. Потому, что гуманно очень подходят к ученикам, жалеют их, не можешь ходить три раза в неделю – ходи два, не можешь два – ходи один или вообще раз в месяц. Такой строгости профессиональной нет и, в этом смысле, мы их опережаем, потому, что у нас выучка, у нас дисциплина внутренняя, мы всё можем. А потом ученичество – один из восточных путей, предполагает огромное смирение, поэтому смирись, пройди через школу, а потом выбирай себе путь, пожалуйста.

Существует такое выражение художник должен быть голодным (вообще творческий человек). Какие должны быть, по вашему мнению, взаимоотношения художника с деньгами?

Во-первых, каждый сам для себя определяет степень голода. Я тоже долго считал, что художник должен быть голодным. А сейчас я считаю, что у художника должны быть деньги. Деньги это что? Для меня деньги – это свобода. Я спокойно передвигаюсь по миру, например, из последних моих мест проживания: Иран, несколько месяцев я провел, путешествуя по Ирану; в мае я провел две выставки одну в Вестфалии, одну в Берлине; в июне я был во Внутренней Монголии; в августе я открываю выставку во Владивостоке, потом заезжаю в Харбин на два месяца по контракту, вот вам степень моей свободы. То есть, я, в принципе, голодный, у меня нет машины, только квартира, мне нужен минимум денег, чтобы я мог передвигаться, соответственно расти, соответственно развиваться. А сидеть голодным, да ещё бравировать тем, что ты голодный – это даже степень невоспитанности. Сейчас я так считаю, на данном жизненном этапе, 5-10 лет назад я считал по-другому.

Самая экзотическая площадка, где проходила ваша выставка?

Кроме официальных залов от Берлина до Харбина у нас была однажды выставка студенческих работ на Камчатке в рыболовецком колхозе, там был «День рыбака». Варились огромные чаны с ухой, спирт лился рекой, а у нас выставка была на улице, работы стояли на таких подставочках. В моей жизни была такая выставка: вот они горы, вот они вулканы, вот она рыба красная, которая идет в реках, и тут же выставка развернута прямо на футбольном поле, где рыбаки гуляют.

В мировом искусстве есть ли у Вас какие-то ориентиры, особо значимые имена?

Я очень люблю Эндрю Уайета (Andrew Wyeth), с самого детства люблю его творчество.

А что в нём вот такое вот, возвращаться заставляет?

Во-первых, самое главное, очень крутой ассоциативный ряд, при гиперреализме, у него отрисовано всё просто офигеть, кроме этого очень большая культура подачи и исполнения. Мастер вообще шикарнейший.

Как влияет на Ваше творчество чтение, есть ли у Вас любимые авторы?

Конечно, у меня настольная книга Маркеса «Сто лет одиночества», я её могу вдоль и поперек перечитывать.

А почему именно она?

Потому что там такая реалистическая сказка, бытовая фантастика и она очень философская книга, поэтому я её бесконечно читаю. Маркес для меня – это высший пилотаж.

Есть ли у вас тяга к экспериментам творческим?

У меня есть техника такая «Тихий стиль», когда я пишу без белил, то есть я использую белизну холста, делаю подкладку белым акрилом, а сверху пишу тряпками одной краской коричневой, только разной тону, разной степени яркости, вот эту технику я изобрёл, будучи в Китае.

Случалось ли у вас совместное творчество? Легко ли это?

Я несколько раз с парнями делал эксперименты в Харбине, мы втроем писали несколько картин и это очень интересно.

Это положительный был опыт, не раздражало?

Да, положительный. Внутренняя гармония должна быть между людьми, которые пишут. Гармония внутренняя не всегда же бывает, бывает, с человеком даже рядом находиться не можешь, человек молчит, ты молчишь, а внутри такое столкновение происходит. Поэтому когда мы втроем делали пейзажи, одновременно, не один пишет, а в «три руки», кто-то с чем-то не согласен, кто-то с тобой не согласен и в этом есть какая-то коммуникация и элемент толерантности, когда ты прислушиваешься к чьему-то мнению. И результат получился очень хороший.

Кира Лукьянчук, Артём Теняков
Координаторы проекта «Арт Владивосток»

P.S. Спасибо всем красноярским и приморским художникам, участвовавшим в этом грандиозном проекте!